Поколения

7 фактов из жизни Православной церкви под нацистской оккупацией

Автор: Даниил Капустин,

студент 4 курса ОП «История», НИУ ВШЭ


Во время войны Русская православная церковь продолжала действовать на территории Союза, даже несмотря на господство коммунизма и стремительное наступление нацисткой Германии. Давайте разберёмся, как и чем жила церковь во время оккупации.

Нацистские солдаты на колокольне Киево-Печерской лавры. Источник: https://kievgid.org/literatura/vospominanie-o-kievo-pecherskoy-lavre/lavra-vo-vremya-nemetskoy-okkupatsii/

К 1939 году на территории РСФСР осталось около ста действующих храмов


«Раздавая яблоки верующим, вы допустили антисоветские высказывания, заявляя, что колхозные яблоки — от сатаны. Вы это признаете?»

Из допроса священномученика Константина (Успенского).


Советское государство с момента своего создания вело борьбу с религией. Репрессии против верующих имели волнообразный характер. Первая волна пришлась на 1918–1924 годы, когда большевики занимались изъятием церковных ценностей, разоряли мощи и проводили открытые судебные процессы против «контрреволюционного» духовенства. После кончины в 1924 г. патриарха Тихона (Белавина) наступило «затишье», во время которого глава 6-го отдела объединённого госполитуправления (ОГПУ) Евгений Тучков и другие боролся с Церковью при помощи «обновленческого» раскола. «Обновленцы» или «живоцерковники» состояли из священников и нескольких епископов, сторонников большевиков и реформ Церкви на манер протестантизма, например, создания женатого епископата.

Отпевание патриарха Тихона, 1924 год. Источник: https://monasterium.ru/publikatsii/stati/1556-18-noyabrya-den-pamyati-svyatitelya-tikhona-patriarkha-moskovskogo/

Давление со стороны сотрудников органов госбезопасности, а также распри среди духовенства привели к публикации в 1927 г. «Декларации митрополита Сергия». Этот документ должен был убедить власть в том, что Церковь не будет вести борьбу с советским строем. Но его автор, митрополит Сергий (Страгородский), не смог уберечь Церковь от репрессий. В годы коллективизации пострадало и было выслано множество сельских священников, а в период террора 1937–1938 годов органы НКВД расстреляли 89 600 человек из числа духовенства и мирян. Уничтожались и «переоборудовались» церкви и монастыри. Например, в дореволюционном Киеве было 130 храмов, а к 1941 г. действовало только 2. В Костроме к 1940 г. было закрыто 36 из 37 церквей.

Несмотря на то, что к началу Великой Отечественной войны Церковь была обескровлена, 2/3 сельского и 1/3 городского населения Советского союза, по данным переписи 1937 года, продолжали считать себя верующими.

В 1940 году под контроль Москвы попали православные храмы на западных окраинах Союза


«Работая в Патриархии, мы сравнивали свое положение с положением кур в сарае, из которых повар выхватывает свою очередную жертву, — одну сегодня, другую завтра, но не всех сразу»

Митрополит Сергий (Воскресенский).


Церкви находилась на территориях, присоединенных в 1939–1940 годах. После «Польского похода» Красной армии (сентябрь — октябрь 1939 года) появился Западный экзархат. В него входили Волынская и Луцкая митрополии. Летом 1940 года в состав СССР вошли Эстония, Латвия и Литва. Образовался Прибалтийский экзархат, включавший в себя Рижскую, Виленскую и Литовскую митрополии. На территории Эстонии расположен Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. На протяжении бурного XX века он ни разу не закрывался. В то же время были возвращены Бессарабия и Северная Буковина. На этих землях располагалась Кишиневская митрополия. Руководство страны пыталось использовать церковные институции для укрепления позиций «новой» власти на границах. Данная цель не препятствовала карательным органам в выявлении «церковно-сектантских» группировок. Но до начала войны на пограничных территориях массовые операции против верующих попросту не успели провести. Это не означало, что власть прекратила репрессии. Только за первую половину 1941 г. было арестовано по обвинению в «церковной деятельности» 1618 человек. Большинство из них проживало в центральных областях СССР.

Антирелигиозная демонстрация. Источник: https://www.factroom.ru/rossiya/kak-bolsheviki-borolis-s-paskhoj

Патриарший местоблюститель обратился к народу раньше Сталина


«Силён враг, но „велик Бог земли русской“ — так воскликнул Мамай на Куликовом поле, разгромленный русским воинством. Господь даст, придётся повторить этот возглас и теперешнему нашему врагу.»

Из обращения митрополита Сергия. 14 октября 1941 года.


Днем 22 июня 1941 года было обнародовано обращение митрополита Сергия «Пастырям и пасомым Христовой православной церкви». Митрополит не скрывал от верующих факт того, что война будет продолжительной и кровопролитной. Он писал:

«Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона».

Автор обращения объявил, что Церковь не оставит своего народа и будет его поддерживать в период испытаний.

Митрополит Сергий (Страгородский), 1937 год. Источник: https://nicefor.info/en/deklaracya_1927/

Следующее обращение патриаршего местоблюстителя увидело свет 14 октября 1941 года, когда немецкие войска замкнули «Вяземский котел» и развивали наступление на Москву, оставшуюся почти без защиты советских войск. Обращение стремилось ободрить верующих. Также в этом тексте впервые упоминались факты сотрудничества православного духовенства с нацистами. Митрополит обвинял в предательстве не всех священников, продолжавших исполнять свои пастырские обязанности на оккупированной территории, а тех, кто «вместо святого креста осеняется языческой свастикой», то есть священнослужителей, оказывавших идеологическую поддержку оккупационному режиму. Ярким примером поддержки режиму стало совершение в захваченных областях СССР молебнов в честь «начала освобождения России от большевизма».

В январе 1942 г. Сергий выступил с посланием к «Верным чадам святой Православной Русской Церкви и нашей великой Родины, оставшимся в областях СССР, теперь временно захваченных врагом». Данный документ важен тем, что в нем помимо слов поддержки жителям, оказавшихся «под немцем», содержался призыв к духовенству и мирянам оказывать помощь партизанам. Заметим, что граждане, оказавшиеся на оккупированных территориях, не получали обращений от первых лиц СССР.

«Помните, что всякая услуга, оказанная партизану, есть заслуга пред родиной и лишний шаг к вашему собственному освобождению от фашистского плена. Помните, что родина не забывает вас. Народ приносит колоссальные жертвы, чтобы очистить страну от врага, и Господь осязательно венчает народные жертвы успехом и победой»

Православная миссия в оккупированных областях СССР


«Глубокое сострадание и сочувствие к бедствующему народу, нашим братьям по вере и по крови, — вот что наполняло наши сердца»

Из воспоминаний священника Алексея (Ионова).


В июле 1941 года Прибалтийский экзархат митрополита Сергия (Воскресенского) оказался на территории, подконтрольной немецкой группе армий «Север». В августе митрополит принял решение об отправке миссии для работы на территории Псковской и Ленинградской областей. Миссия состояла из священников Прибалтийского экзархата и богословов из Свято-Сергиевского института в Париже.

Митрополит Сергий (в центре) и работники Псковской миссии, 1942 год. Источник: https://www.pskovo-pechersky-monastery.ru/letopis/12-monastyr-v-gody-velikoj-otechestvennoj-vojny-1941-1945-gg

Задачей миссии было восстановление церковной жизни: возрождение приходов, просвещение и евангелизация. Для беспрепятственной работы миссионерам приходилось сотрудничать с оккупационными властями, например, проводить молебны о победе Германии. В то же время за богослужением поминали патриаршего местоблюстителя Сергия (Страгородского). Этот дуализм позволил работникам миссии не только восстанавливать приходы и собирать церковную организацию, но и заниматься делами милосердия, оказывать помощь военнопленным, голодающему мирному населению. Некоторые члены миссии поддерживали связь с партизанами. В 1943–1944 годах нацисты проводили массовые принудительные «эвакуации» населения на территорию Прибалтики. Миссионеры последовали вслед за ними. Следует отметить, что митрополит Сергий (Воскресенский) к середине 1943 г потерял поддержку оккупационных властей из-за нежелания выполнять установки нацистской пропаганды. В 1944 г. он был убит нацистами. После освобождения некоторые священники Псковской миссии были отправлены на долгие годы в ГУЛАГ.

Партизанский отец Фёдор


В середине XIX столетия в народе говорили: «Церковь стоит не бревнами, а ребрами». Правота этого выражения подтвердилась как в годы гонений, так и в период нацистской оккупации.

Война застала св. Фёдора (Пузанова) в городе Чудово Новгородской области. Он уже сражался с немцами в Первую мировую войну, где был награжден тремя Георгиевскими крестами. Потом Фёдор Пузанов стал псаломщиком, затем дьяконом, а в 1926 году его рукоположили в священники. В том же году отца Фёдора осудили на три года лагерей. 30-е годы отец Фёдор провел в подполье, работая в Чудово рабочим, а с 1942 года в составе «Псковской миссии» священник Фёдор служил настоятелем храма в Псковской области. В том же году отец Фёдор стал помогать бойцам 5-й партизанской бригады. По правилам Церкви священник не может брать в руки оружия. Поэтому отец Фёдор кормил партизан, прятал их разведчиков у себя дома. Кроме помощи борющимся в тылу врага, священник спасал от угона на работы в Германию псковских крестьян, кормил детей из дома сирот.

Командир 5-й партизанской бригады награждает отца Фёдора (Пузанова). Источник: https://www.pravmir.ru/veterany-svyashhenniki-i-monaxini/

Отец Фёдор говорил:

«Безродные дети Советского союза чтили и уважали меня за родного отца».

В 1944 г. Фёдора наградили медалью «Партизану Отечественной войны» 2-й степени. После войны отец Федор продолжал служить по деревням Псковщины. Его партизанское прошлое не помогло противостоять новому витку антицерковной политики властей. Уже в 1950 году председатель горсовета заявил ему: «Нам попы теперь не нужны!».

Поэтесса-монахиня и лагерь Равенсбрюк


До революции Елизавета Пиленко была заметной участницей литературно-общественных объединений Петербурга. Она вела переписку с поэтом Александром Блоком, а крёстным отцом её дочери был будущий «красный граф» Алексей Толстой.

Елизавета Пиленко в дореволюционные годы. Источник: https://www.yadvashem.org/ru/righteous/stories/skobtsova.html

Елизавета Юрьевна общалась с Николаем Гумилёвым и Анной Ахматовой, писала стихи, занималась изучением творчества Достоевского. В первый год революции она успела побыть городским головой Анапы. Её политические убеждения не устраивали ни большевиков, ни белую администрацию. Военно-окружной суд даже хотел повесить Елизавету Пиленко за «комиссарство», но благодаря письмам поэтов Максимилиана Волошина и Веры Инбер она получила всего две недели ареста. В 1927 г. Елизавета Юрьевна приняла монашеский постриг с именем Мария.

В эмиграции мать Мария принимала активное участие в деятельности студенческого христианского движения. После оккупации Франции в 1940 году монахиня Мария продолжала посещать приюты для душевнобольных, а ее общежитие стало одним из штабов движения «Сопротивление». Вместе со священником Дмитрием (Клепининым) она выдавала французским евреям фиктивные свидетельства о крещении, спасавшие их от отправки в концентрационные лагеря. Сама мать Мария спрятала четырех еврейских детей.

В 1943 году отец Дмитрий и монахиня Мария были арестованы и отправлены в концентрационный лагерь.

За две недели до освобождения концлагеря Равенсбрюк мать Мария поменялась курткой с приговоренной к смерти в газовой камере девушкой и вместо неё пошла на смерть. В 1985 году монахиню Марию посмертно наградили орденом Отечественной войны 2-й степени.

В оккупированном Киеве был взорван собор, заложенный основателем монашества на Руси


«Стояла сухая пора, и потому начался пожар, который можно было бы сравнить, пожалуй, лишь с пожаром Москвы в 1812 году. На верхних этажах и чердаках было заготовлено много ящиков бутылок с горючей смесью. Время от времени эти ящики ухали с тяжелым характерным звуком, обливая здания потоками огня».

Анатолий Кузнецов. «Бабий Яр».


Успенский собор Киево-Печерской Лавры, построенный в конце XI в. по инициативе Феодосия Печерского, до прихода нацистов пережил землетрясение, разграбление воинами Батыя (декабрь 1240 года) и крымского хана (1482 год). В XVIII–XIX вв. он горел и перестраивался, поэтому сохранил мало черт времен правления потомков Ярослава Мудрого.

В 1920-е годы руководство советской Украины превратило территорию Лавры в музейный комплекс. Там располагался музей религии и атеизма, выставки древних книг и драгоценностей. Помимо музеев в Лавре поместились архивохранилища.

17 сентября 1941 года войска Юго-Западного фронта оставили столицу Украинской союзной республики. Перед тем, как покинуть Киев, инженеры разрушили часть городских коммуникаций. А 24 сентября загорелась улица Крещатик. Главная городская улица пылала из-за взрывов фугасных мин, приведенных в действие советскими диверсантами. Целью акции было уничтожение офицеров группы армии «Юг», квартировавшихся на одной из красивейших улиц древнего города.

Руины Успенского Собора. Источник: https://pravlife.org/ru/content/kievo-pecherskaya-lavra-vo-vremya-voyny:

3 ноября взрыв разрушил до основания Успенский собор. Оккупационные власти утверждали, что советские радиомины уничтожили часть Лавры. Советская следственная комиссия подготовила доклад о том, что взрывы 1941 года в Лавре были произведены немецкими саперами. Этот документ использовался на Нюрнбергском трибунале как доказательство стороны обвинения.

В последние годы было доказано, что в лаврских пещерах находились заряды, заложенные перед отступлением советских войск. Немецкие инженеры не могли извлечь взрывчатку, поэтому они решили подорвать ее на месте. Перед взрывом оккупационное командование ограбило Лавру, вывезя из нее около 2 тысяч ценностей.

В годы оккупации в Киево-Печерской лавре возобновилась монашеская жизнь. Заметной фигурой среди лаврских насельников был схиархиепископ Антоний (Абашидзе). В молодости он был инспектором Тифлисской духовной семинарии, его подпись стояла на документах об отчислении семинариста 5-го курса Иосифа Джугашвили.



Список использованных источников и литературы:

  1. Будницкий О. В. Репрессии против верующих накануне и во время Великой Отечественной войны 1939–1945 гг. // Российская история. №. 3. 2019. С. 100 — 124.
  2. Веденеев Д. В. Атеисты в мундирах. Советские спецслужбы и религиозная сфера Украины. М.: Алгоритм, 2016.
  3. Жития новомучеников и исповедников Российских Х Х века [сборник] / сост. игумен Дамаскин (Орловский). Тверь: Булат, 2002 — 2006. Т. 1 — 8.
  4. Ковалев Б. Н. Нацистская оккупация и коллаборационизм 1941–1944 гг. М.: АСТ, 2004.
  5. Ковалев Б. Н. Повседневная жизнь населения России в период нацисткой оккупации. М.: Молодая гвардия, 2011.
  6. Кривошеина К. И. Мать Мария (Скобцова). М.: Эксмо, 2016.
  7. Обозный К. П. История Псковской православной миссии 1941–1944 гг. М.: изд-во Крутицкого патриаршего подворья, 2008.
  8. Протоиерей Владислав (Ципин). История Русской Православной Церкви: Синодальный и новейший периоды. М.: изд-во Сретенского монастыря, 2005.
  9. Русская Православная церковь в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. [сб. документов] / сост. Васильева О. Ю., Кудрявцев И. И. М.: изд-во Крутицкого подворья, 2009.
  10. Эйдельман О. В. Сталин, Коба, Сосо. Молодой Сталин в исторических источниках. М.: изд-во Высшей школы экономики, 2016.
  11. Berkhoff Karel C. Harvest of despair. Life and Death in Ukraine under the Nazi Rule. Cambridge: CUP, 2004.
  12. Enstand J.D. Soviet Russians under the Nazi occupation. Fragile Loyalties in World War II. Cambridge: СUP, 2018.
#социальнаяистория #память